Юля Башинова (juu_lka) wrote,
Юля Башинова
juu_lka

1 апреля 2009. Вот такой вот День дурака.


 

Начало истории. Уведомления

 

18 марта 2009 года мы, Веник Дмитрошкин, Ваня Ниненко и я, подали уведомление в префектуру Центрального округа г. Москвы о проведении пикета 1 апреля с 18-30 до 19-00 в Новопушкинском сквере с целью «привлечь внимание общественности к недопустимости нарушения права на свободу собраний и недопустимости запрета публичных мероприятий органами власти». Приблизительное количество участников – около 50 человек.

 

В этот же день в мэрию города было подано уведомление о проведения шествия 1 апреля от Новопушкинского сквера по Тверскому бульвару с той же тематикой с 19-00 до 20-00, т.е. сразу после пикета. Приблизительное количество участников – около 100 человек.

 

Процедура согласования

 

Ответ на уведомление о пикете поступил довольно быстро и без каких-либо звонков и альтернативных предложений префектуры. В ответе было указано, что количество участников соответствует норме предельной заполняемости указанной в уведомлении площади, и мы можем спокойно проводить пикет. Уполномоченным представителем от управы Тверского района была назначена Яшина А. В. (тел. 251-67-64).

 

С шествием оказалось сложнее. Нам традиционно предложили перенести его на набережную Тараса Шевченко. Традиционно необоснованно и традиционно в нарушение сроков (на 8-й день после подачи уведомления). Причем начать его предлагалось, как мы и просили в 19-00. Т.е. в 19-00 мы должны были бы покинуть Новопушкинский сквер и в 19-00 оказаться на набережной Шевченко. Телепорт, надо заметить, не предоставили. Общался со мной по этому поводу Шиляков В. А. (633-61-34).

 

Расширение тематики

 

В ночь с 31 марта на 1 апреля мы узнали о том, что избит известный правозащитник Лев Пономарев, не раз и не два вытаскивавший нас из отделений милиции, ведущий огромную работу по разным направлениям, в том числе и по свободе собраний в Москве.

 

Разумеется, организаторами пикета было принято решение расширить тематику и включить в нее плакаты в поддержку Пономарева. Что и было сделано.

 

Проведение пикета

 

На место проведения пикета подошли, как и указывалось в уведомлении, в 18-30. Стали разворачивать плакаты, к нам подошли сотрудники милиции и сказали, что акция, которую мы собираемся проводить – запрещена. Мы показали ответ префектуры, уведомление, они зачитали его вслух по рации. В это время подошла госпожа Яшина от управы и подтвердила законность проведения пикета. С нею был замначальника ОВД «Тверское» Вакульчук А. Т., который пытался оказать начинавшей почему-то нервничать Яшиной всестороннюю моральную поддержку.

 

Яшина напомнила нам, что у нас пикет, поэтому «никаких лозунгов скандировать не нужно». Мы, в свою очередь, напомнили, что голосом, без звукоусиления, можем кричать все, что нам вздумается, не подпадающее под статью «Мелкое хулиганство». «Я вас предупредила», - отрезала Яшина. «Встретимся в суде», - не стали конфликтовать мы.

 

Пикет начался. Мы развернули плакаты: «Держитесь, Лев!», «Никогда не сдавайся!», «Госдума не выпускай животное Абельцева из живого уголка», «Животное Абельцева – в зоопарк», «Требуем прекратить нападения животного Абельцева на людей».

 

Ко мне подошел корреспондент радиостанции «Свобода» и спросил, почему на наших плакатах так часто упоминается фамилия Абельцева и просил рассказать, что побудило нас расширить тематику мероприятия.

 

И вот тут Яшина и Тарасов буквально подскочили и стали очень нервничать. «Вы сменили тематику! Вы нарушили закон!» - кричала Яшина. «Мы вас задержим! Вы не имеете права!» - вторил ей Тарасов. Мы, трое организаторов, пояснили, что тематика была расширена в связи с чрезвычайной ситуацией вокруг избиения Пономарева и что это вполне допустимо согласно 54-му закону. Доводы, увы, не подействовали, апелляция к закону осталась безответной, и Яшина заявила, что прекращает наше мероприятие и дает нам пять минут на его завершение.

 

Стоит отметить, что на моей памяти это первое прекращение мероприятия, при котором были соблюдены все формальные процедуры. Уполномоченный представитель от органа власти вынесла нам предупреждение, дала время на прекращение мероприятия и выписала уведомление о его прекращении. В уведомлении указано, что тематика не соответствовала указанной в уведомлении и что мы «скандировали лозунги».

 

Я внимательно ознакомилась с документом, заполнила все необходимые поля, и ответственный за безопасность Ваня объявил участникам, что по требованию управы мы прекращаем мероприятие. После чего участники разошлись и встали одиночными пикетами в разных концах Новопушкинского сквера.

 

В 19-00 я была задержана сотрудниками милиции и доставлена в ОВД «Тверское». Приказ о задержании поступил от полковника милиции Байбакова П. А.

 

В отделении

 

В 19-40 я была доставлена в отделение. Задержавшие меня сотрудники оформили протокол доставления (без номера) и на этом все прекратилось. Время тянулось, никаких действий не происходило. Мне звонили журналисты и друзья, интересовались происходящим. В конце концов, позвонил Олег Трушков из Общественного совета при ГУВД и сообщил, что дежурный сказал, что меня в отделении нет, в книгу доставленных моя фамилия не внесена и всего происходящего вокруг просто не существует.

 

Я приняла решение покинуть отделение, раз я даже не являюсь задержанной, и вышла на улицу. Прошла 50 метров прежде, чем меня догнал один из задержавших меня на площади сотрудников – Еганов А. А. (удостоверение МКВ 225709). Он начал блокировать мне путь, старался схватить меня и вернуть в отделение, ничем не мотивируя свои действия. Я несколько раз попросила объяснить мне мой статус и причины, почему я должна вернуться, если меня не оформляют и отрицают мое присутствие в отделении. Еганов что-то невразумительно мычал про то, что «пройдемте, там старший все объяснит» - впрочем, как и обычно. «Объясняют» всегда старшие.

 

Я попросила пригласить мне старшего на то место, где стою, пусть объяснит все, что считает нужным. В ОВД, откровенно говоря, не хотелось. Там была какая-то агрессивная смена, и я понимала, что меня закроют в маленькой прокуренной дежурке с этими упырями. Ну, страшно просто!

 

Подошел старший. Причем уже в тот момент, когда мы с Егановым наперебой блокировали автомобильное движение – наш спор по вопросу свободы передвижения незаметно перешел на проезжую часть. Старший, второй задерживавший меня сотрудник – Музыкин В. А. грустно смотрел на меня, объяснял, что ему «начальство голову оторвет» и уговаривал пройти с ним.

 

В итоге затянувшихся и бесполезных препирательств, все же пошла с ними в ОВД. Где мою группу поддержки тут же выкинули на улицу, а меня схватил в охапку какой-то здоровенный мужик в форме и, собирая по пути на мою голову все косяки и двери, закинул в дежурку.

 

Оформлял меня Айнетдинов А. А., который грубил и требовал отдать ему документы и телефон. После того, как я предложила ознакомиться с моими документами из моих рук, а телефон отдать отказалась, на меня стал совершенно бешено кричать дежурный по фамилии Поляк (если я правильно расслышала его фамилию). Затем ко мне подбежал, стал размахивать руками и неистово кричать другой сотрудник, единственный чьего имени я не знаю (его записал Бабушкин, прибывший впоследствии). Он очень сильно и долго кричал, угрожал, требовал паспорт, мобильник и плакаты.

 

Признаться, я уже сильно испугана была к тому моменту. Я вдруг осознала, что совершенно одна, они орут на меня и смеются надо мной, между собой обсуждают степень моей симпатичности, что в такой компании, безусловно, кажется, опасным. Все двери заблокированы, телефон достать я не могу – иначе его тут же отберут!

 

Но я стояла на своем – плакатов у меня не было, а паспорт и мобильник остались при мне. Они обещали досмотр, но так на него и не сподобились. В тот момент, когда я уже смирилась с тем, что ситуация вышла из-под контроля и сделать я ничего не могу, пришел правозащитник Бабушкин. Крик сотрудников прекратился, стали обращаться на «вы», наконец-то, закончили оформление документов и выдали копии протоколов. Статья 20.2 часть 1. Суд на следующий день, взяли ничего не значащее обязательство о явке.

 

Кстати, любопытная деталь: в протоколе в качестве нарушения указали только нарушение тематики, скандирование лозунгов писать не стали. Когда искали статью, которую необходимо вписать в протокол, я слышала следующий диалог между Айнетдиновым и Поляком:

- Что писать-то, какую статью?

- 20.2, часть 1.

- Я читал ее, там нет ничего про тематику.

- Я судье мировому звонил! Он сказал это писать! Им виднее!

 

Перспективы

 

Я намерена подавать в суд:

 

  1. На мэрию в связи с необоснованным переносом места шествия и фактическим его срывом, так как в случае его проведения по месту, заявленному в уведомлении, были бы задержаны и доставлены в милицию его участники.
  2. На управу Тверского района, а также лично Яшину А. В., за незаконное прекращение мероприятия.
  3. На сотрудников Музыкина и Еганова за незаконное задержание.
  4. На сотрудников ОВД «Тверское», запугивавших меня.

 

Subscribe

  • Всеволод Чернозуб: Мы нужнее там, откуда приехали

    Всеволод Чернозуб, Член Федерального координационного совета Партии 5 декабря Это же всегда все обсуждают: мол, если что, возьмем и уедем.…

  • (no subject)

    ГЕНДИРЕКТОР «ГРАНЕЙ.РУ» О ТОМ, ПОЧЕМУ САЙТУ ПОНАДОБИЛАСЬ ПОМОЩЬ Юлия Березовская: "Производство «Граней» сейчас…

  • (no subject)

    Грани.Ру: Звуковая диагностика Лидер группы Zorge Евгений Федоров (ex-Tequilajazzz) вместе с другими известными музыкантами примет участие в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments

  • Всеволод Чернозуб: Мы нужнее там, откуда приехали

    Всеволод Чернозуб, Член Федерального координационного совета Партии 5 декабря Это же всегда все обсуждают: мол, если что, возьмем и уедем.…

  • (no subject)

    ГЕНДИРЕКТОР «ГРАНЕЙ.РУ» О ТОМ, ПОЧЕМУ САЙТУ ПОНАДОБИЛАСЬ ПОМОЩЬ Юлия Березовская: "Производство «Граней» сейчас…

  • (no subject)

    Грани.Ру: Звуковая диагностика Лидер группы Zorge Евгений Федоров (ex-Tequilajazzz) вместе с другими известными музыкантами примет участие в…